Фотогалереи
Мы Как прислать материал Карта сайта
Там

Австралия

Азия

Африка

Европа

Северная Америка

Южная Америка



none use


Версия для печати

Фотогалерея

Шпицберген. Цивилизованный арктический экстрим

А. Мартынов 

Идея

Посещение Шпицбергена – моя давняя мечта. Еше в студенческие годы, я побывал на шабашке на Сахалине, а потом и на Курилах. Тогда-то и запала в душу мечта о Шпицбергене. Около 30-ти лет она бродила где-то внутри, то уходя далеко внутрь, то напоминaя о себе. Справедливости ради надо сказать, что прошедшие 30 лет я только мечтал и ничего не предпринимал, чтобы попасть на этот уникальный архипелаг. Возможно, это связано с тем, что никто из знакомых или друзей не только там не бывал, но даже никто и не упоминал. Но как часто бывает, сама жизнь с совершенно неожиданной стороны подтолкнула к реализации идеи.
Осенью 2005 года, я обедал с одним поляком. Обсуждались перспективы совместного бизнеса. В какой-то момент беседа перешла на подведение итогов летних отпусков. Я рассказал об автоприключениях в Исландии, а мой польский друг -  о своем путешествии по…Шпицбергену. Я, наконец, встретил человека, который был на острове моей мечты! Павел (так звали польского друга) в апреле месяце совершил лыжный 200 километровый переход от столицы острова  Longyearbyen на юг до польской научной станции.
Я понял, что хватит мечтать и пора переходить к решительным действиям.

Подготовка

Какое счастье, что есть такой кладезь информации, как Интернет.
Я с трудом дождался окончания обеда, и, вернувшись к себе в офис, отложил все дела, погрузившись в виртуальный мир. И был поражен. Три или четыре российские туристические фирмы предлагали различные туры на Шпицберген. Я подобрал подходящий вариант – 4-х дневный тур на снегоходах. Но радость была преждевременной.
Я начал звонить по турфирмам. На другой стороне трубки мои собеседники были поражены моими интересами. Чувствовалось явное нежелание заняться организацией тура. Более того, на мои дополнительные вопросы, я не получил ни одного вразумительного ответа. То-есть люди были не в курсе. Все разговоры заканчивались одним и тем же: у меня просили номер телефона и обещали связаться. Разумеется, никто мне не позвонил.
Следующим шагом была попытка найти отзывы наших туристов о Шпицбергене. Таких отзывов я не нашел. Но нашел рекламные выступления представителей ряда туристических фирм об отдыхе в Норвегии. Все они очень профессионально рассказывали о красотах Норвегии, о различных вариантах поездок, но меня интересовал Шпицберген. А вот об этом архипелаге либо ничего не говорилось, либо говорилось примерно так: для любителей экстрима можем организовать тур на Шпицберген. И все. Было понятно, что люди, которые говорят о Шпицбергене, там не были (любой уважающий себя туроператор сначала съездит сам, а потом начинает продавать тур) и ничего о нем не знают.
Далее я залез на норвежские сайты. Там активно продвигались туры на этот архипелаг, и информации там было значительно больше, чем на наших. То, что размещают наши турфирмы на своих сайтах – это перевод с норвежских.
На всякий случай я позвонил в компанию ASSAS – Алене Стародубовой. Эта девушка летом 2005 года блестяще организовала автопробег по Исландии. Еще во время подготовки тура в Исландию, я интересовался Шпицбергеном (Шпицберген сидел в моей душе как заноза), но Алена тогда мне объяснила, что Шпицбергеном она никогда не занималась.
В итоге Алена оказалась единственным человеком, кто согласился помочь мне в моей беде. И через несколько дней, после ряда согласований Алена была готова отправить меня на Шпицберген! Молодец! Большое ей спасибо!
В отличии от Исландии, где Алена профессионал высшей пробы, Шпицберген был для нее в новинку. На многие вопросы я так и не получил ответа. В частности, на самый главный вопрос – сколько километров предстояло пройти на снегоходах. Кроме того, были допущены ошибки при организации перелета, но об этом рассказ впереди. Я не сомневаюсь, что с этими ошибками мои последователи уже не столкнуться.
Оставалось решить еще один организационный вопрос, самый деликатный. Как быть с женой? Ехать вместе или одному? Что хуже, я не знаю.
Я ей аккуратно поведал о своей идее. Сначала она посчитала, что это шутка. Когда поняла, что нет, то заявила, что я хочу ее угробить. После проведенной разъяснительной работы, резюме было примерно следующим: бог с тобой, поедем, куда ты хочешь, на чем ты хочешь, только обеспечь цивилизованный ночлег (т.е. ночлег со всеми удобствами).
В плане подготовки к туру мы на День защитника отечества отправились на Селигер, где провели двухдневные интенсивные тренировки на снегоходах. До этого опыт был, но очень незначительный. Жена посчитала, что снегоход она освоила. Но будущее показало, что это было заблуждением.
Вылет из  Москвы в Осло был намечен на субботу 25 марта 2006 года. Время вылета 20-00.

Перелёт

При организации перелета, я неожиданно для себя узнал, что из Москвы в Осло попасть непросто, хотя лета всего два с половиной часа. Дело в том, что прямые рейсы совершает только одна авиакомпания – наш родной Аэрофлот, и то не каждый день, и в разное время.  Хваленый скандинавский SAS прямых рейсов не делает, и на нем до Осло можно добраться только с пересадкой в Копенгагене или Стокгольме. Чтобы минимизировать риски связанные с пересадкой мы решили лететь Аэрофлотом.
И здесь была допущена небольшая ошибка. Алена предложила нам лететь из Осло на Шпицберген прямым беспосадочным рейсом (время полета 2часа 50 минут). Но в итоге мы должны были в Осло ожидать рейса на Шпицберген около суток. Гораздо удобнее было бы лететь утренним рейсом (ночевка в Осло в любом случае необходима), также прямым, но с посадкой в Тромсе (время перелета 4 часа 30 минут). Я надеюсь, мои последователи (если такие найдутся, учтут эту ошибку). Рядом с аэропортом в Осло находится очень хорошая гостиница Radisson SAS, где Алена забронировала нам номер. Но, понимая, что провести сутки в незнакомом городе (вылет на Шпицберген в 22-00 местного времени) в ожидании вылета непросто, я попросил забронировать билеты на последний этап кубка мира по биатлону, который проходил в это время в пригороде Осло Холменколлене. Что успешно и было сделано.
Итак, в 20-00 московского времени, точно по расписанию мы отправились навстречу неизвестности.
Прибыв в Осло, мы столкнулись с проблемой паспортного контроля. Минут 10-15 местный пограничник рассматривал и сканировал каждый паспорт. Причем, не только наши, но и всех не европейцев. Это было удивительно, так как летом мы летели в Исландию через Осло и тогда паспортный контроль мы прошли без задержки. Может, у норвегов что-то изменилось?
Конечно, мы устали, и жена поблагодарила меня за то, что я заказал гостиницу в аэропорту, а не в городе (40 км). Забегая вперед, скажу, что это были последние добрые слова, которые я услышал от жены за время экспедиции.
Хорошо выспавшись, оставив свои вещи в камере хранения гостинцы, мы отправились в Холменколлен на кубок мира по биатлону. От аэропорта до Осло ходит великолепный скоростной железнодорожный экспресс. Всего 20 минут пути.
Алена нас снабдила необходимыми путеводителями по Осло, но чтобы упростить ситуацию в Холменколлен мы отправились на такси. Как оказалось, посетить кубок мира по биатлону была очень хорошая идея, так как убить время в воскресенье в Осло - большая проблема. Зрелище было великолепным, как и сам Холменколлен, с его уникальным трамплином .
В Осло мы вернулись на местном метро, и немного погуляв по почти пустому городу, отправились в аэропорт. Осло я описывать не буду, так как это не цель нашего путешествия.
Уставшие, все-таки целый день на свежем воздухе и на ногах, мы прибыли в аэропорт в надежде улететь на Шпицберген. Но здесь нас ждало разочарование. Все рейсы откладывались. Наш -  на два часа. По радио нам объявили, что это происходит по техническим причинам. Гуляя по аэропорту, я профессиональным взглядом определил, что технические причины – это компьютерный сбой.
В конце концов, все успешно разрешилось, и мы вылетели в Арктику.
В три часа ночи по местному времени мы прибыли на Шпицберген. В аэропорту нас встретил молодой норвежец по имени Pal и на микроавтобусе вместе с другими участниками экспедиции доставил в местную столицу Longyearbyen, отель Spitsbergen (посмотреть место на карте)

О Шпицбергене

Теперь пора поделиться своими знаниями об этом архипелаге.
О названии.
Архипелаг состоит из нескольких десятков островов. Русское название – Шпицберген, норвежское – Svalbard. Единственным обитаемым островом архипелага является самый большой и самый западный. Русское название – Западный Шпицберген, норвежское – Spitsbergen. Вот и все нюансы.
О солнце.
Полярный день длится на Шпицбергене с 20 апреля по 20 августа, а полярная ночь с 20 октября по 20 февраля. Во время нашего пребывания день длился около 14 часов, но даже после захода солнца долго не темнело. В середине ночи, а прилетали и улетали мы в это время, полной темноты не было, а были скорее темные сумерки.
О климате.
Несмотря но то, что от самой северной точки Шпицбергена до Северного полюса около 1000 км, климат здесь гораздо мягче, чем в Якутии. Самые холодные месяцы - февраль и март. В это время температура находится в пределах от 0 до – 30. Причем изменяется очень быстро в зависимости от направления ветра. Но в любом случае – это не Якутия. Средние зимние температуры лежат в пределах от 10 до 20 градусов мороза. За время нашей экспедиции температурный фон был в пределах 10 – 15 ниже нуля. Но есть одно НО. Это ветер. Он дует почти всегда и не слабо, что понижает эффективную температуру. Нам повезло, всегда было солнце, и сильный ветер дул не часто. Так что условия были по местным меркам вполне комфортными.
В самое теплое летнее время, а это июль-август, характерный температурный фон около 10 градусов тепла. Такая относительно теплая температура для Крайнего Севера (крайней некуда) объясняется влиянием рукавов Гольфстрима, которые доходят до западных берегов архипелага. То, что здесь кончается Гольфстрим видно и по распределению температуры на острове. На западе часто бывает на 4 градуса теплее, чем на востоке, а характерное расстояние с запада на восток 150 км.
О политике, экономике, истории.
Ключевым моментом в истории Шпицбергена был 1920 год. В этом году в Париже было подписано Соглашение, в соответствии с которым, с одной стороны, признавался норвежский суверенитет над архипелагом, но, с другой стороны, страны участники соглашения (Великобритания, Дания, Италия, Нидерланды, Норвегия, США, Франция, Япония, Швеция) имели право вести на архипелаге хозяйственную деятельность. Советский Союз в 1924 признал суверенитет Норвегии над архипелагом и в 1935 присоединился к Соглашению. С этого момента началось освоение угольных запасов. Всего на острове было три советских поселения: Баренцбург, Пирамида, Грумант. Сегодня живет только Баренцбург. Пирамида была законсервирована в 1998 году, Грумант -  в шестидесятые годы.
Кроме этого, на острове есть еще три поселения: на севере международная научная станция Ny-Alesund, на юге польская, и недалеко от столицы норвежский поселок угледобытчиков Sveagruva.
Россия занимается угледобычей и наукой, а норвежцы еще и туризмом. Главным приоритетом в развитии Шпицбергена норвежское правительство считает туризм. В 2005 году этот архипелаг посетило 78 тысяч туристов.
Большое значение в развитии Шпицбергена имело строительство современного аэропорта около Longyearbyen, завершенного в 1975 году.
На Шпицбергене дорог почти нет. Только в районе Longyearbyen. Основное средство передвижения – это снегоходы. Связь между двумя основными жилыми точками Longyearbyen и Баренцбург летом только на вертолете или по воде, зимой еще на снегоходе.
Мобильная связь на острове есть, но только в районах Longyearbyen и Баренцбург. Расстояние между Longyearbyen и Баренцбург около 60 км. Поэтому во время нашей экспедиции, мы почти все время были без родной мобильной связи.
О туризме.
На Шпицбергене туризм делится на зимний и летний.
Зимой (лучшее время март-апрель) предлагаются туры на лыжах, собачьих упряжках и снегоходах. Можно, как мы, отправиться в многодневный тур по острову, а можно в одно или двухдневные. На самом деле, последнее очень удобно. Так как Longyearbyen расположен в центре острова, то в однодневных турах можно побывать почти во всех интересных уголках острова, и в то же время жить в цивилизации.
Летом (лучшее время июль) предлагаются круизные экскурсии вокруг архипелага, пешие, а также лыжные по ледникам.
Одним словом, можно подобрать себе любое удобное развлечение.

Longyearbyen


Longyearbyen

Longyearbyen
Longyearbyen расположен на 78 градусе северной широты. Севернее, таких относительно больших и цивилизованных поселков на земном шаре нет. Longyearbyen по нашей классификации это поселок городского типа с населением в 1300 человек. Но это поселок европейский! В поселке две гостиницы: Radisson SAS и Spitsbergen. Мы остановились во второй. По европейским меркам, это четырех-звездная гостиница на 80 номеров. На завтрак обильный шведский стол с фруктами, виноградом и арбузами. Полноценная Европа!!! Но есть одно отличие. На Шпицбергене принято снимать обувь при входе. Но это не проблема -  ходить в носках. Полы чистые и теплые!
Кроме гостиниц,
Г-ца Spitzbergen
в поселке есть несколько гостевых домиков. Так что туристам есть, где остановиться.
В Longyearbyen дороги посыпают только гранитной крошкой, никакой соли или других реагентов. Есть даже аренда машин, правда зачем, мне непонятно, но, с другой стороны, раз есть предложение, значит есть и спрос.
Еще одной достопримечательностью Longyearbyen является освещенная лыжная трасса (освещение во время нашего пребывания было неактуально), на которой мы видели много местного народа.


Это мы
Ровно в 9-00 вся наша экспедиция собралась за одним столом за завтраком в ресторане гостиницы. Кто был участником? Два крепких финских парня, два молодых англичанина, мы с женой и норвежский гид Pal. Здесь необходимо сказать, что все члены нашей команды были людьми очень пунктуальными, и мы ни разу никого и нигде не ждали.

На первой встрече была достигнута договоренность, что языком межнационального общения в ходе экспедиции будет английский. Кроме того, было установлено, что самыми опытными в снегоходном деле были два финна, далее шли мы с женой, а англичане были нулевыми. Следствием этого, было решение, что сани с грузом, а это личные вещи, бензин, масло, необходимый ЗИП, повезут Pal, финны и я. Англичане и жена должны были ехать налегке.
У подобных экспедиций есть очень хорошая традиция: вся команда завтракает, обедает и ужинает вместе за одним столом. Эту традицию мы свято соблюдали.
После небольших сборов в 11-00 за нами заехал Pal на микроавтобусе, и мы отправились на базу за снегоходами и амуницией. Амуниция была уникальной. Это теплый непродуваемый, легкий и очень удобный комбинезон,  теплые и легкие высокие сапоги, подшлемник, шлем с забралом и большие теплые варежки – краги. В этом обмундировании мы напоминали космонавтов.
Путешествовать нам предстояло на снегоходах марки Ямаха, мощностью 115 л.с. и весом в 320 кг. Подобный аппарат производил впечатление своей мощью и красотой. В ближайшем магазине аналогичный снегоход стоил около 11 000 евро.
Здесь на базе Пола мы оставили свою цивилизованную одежду и чемоданы. С собой мы взяли рюкзаки с минимально необходимыми в дороге вещами.
В 12-00 мы тронулись в путь. В первый день предстояло пройти около 95 км. Наш путь лежал на запад острова. Сначала мы должны были посетить Баренцбург, а затем прибыть на радиостанцию Kapp Linne. Эта радиостанция оборудована под гостиницу и располагается на самом западе Шпицбергена.

Край белых медведей

Одной из главных достопримечательностей Шпицбергена являются белые медведи. Всего на архипелаге их живет около 5000, что примерно в два раза больше, чем людей. Они живут на прибрежном паковом льду, но иногда заходят и на сушу. Эти медведи обладают прекрасным нюхом, гипер-агрессивны и очень кровожадны. Встреча с этим животным представляет главную опасность для всех туристов. В истории туризма на Шпицбергене немало трагических случаев нападения медведей на нерадивых любителей экзотики.
Поэтому наличие огнестрельного оружия в любой туристической группе является обязательным атрибутом. Крупнокалиберную винтовку свободно выдают напрокат в местном полицейском участке.
У нашего Пола на вооружении была ракетница и крупнокалиберная винтовка. Технология обороны следующая. Если медведь бросается на туристов, то гид стреляет из ракетницы, и в большинстве случаев это отпугивает животное, но если не помогает, то ведется огонь на поражение.
Дорога в Баренцбург пролегала вдоль береговой линии фьорда, и,
Хозяин Арктики
соответственно, был шанс увидеть хозяина Арктики. И этот шанс нам выпал. Конечно, мы были далеко, и чтобы качественно заснять медведя требовалась совершенно другая техника. К счастью, медведь на нас внимания не обращал, и мы могли свободно наблюдать за его движениями. Всего за время путешествия мы четыре раза встречали белых медведей, причем два раза спящих, и, слава богу, эксцессов не было. Кроме того, мы несколько раз натыкались на их следы.

Баренцбург

Около 15-00 мы прибыли в столицу русского Шпицбергена – Баренцбург(посмотреть место на карте). Как я писал ранее, в 30-е годы прошлого века Советский Союз начал освоение угольных запасов архипелага. Трудно сказать, насколько экономически оправдана добыча угля в Арктике. О проблемах с экономикой говорит и закрытие двух из трех точек присутствия на архипелаге СССР, а потом России. Ясно, что основную роль здесь играет политика, а не экономика. Россия может присутствовать на Шпицбергене только в том случае, если будет заниматься хозяйственной деятельностью.
Для начала у нас был  запланирован обед, состоящий из блюд русской национальной кухни (так было написано в рекламных проспектах), в ресторане местной гостиницы. На самом деле это был классический советский общепитовский обед. Справедливости ради надо сказать, что это был обед в хорошей общепитовской столовой.
Ресторан был совершенно пуст. Работал первый канал Российского телевидения. В баре ресторана продавалась наша водка по цене 100 норвежских крон за пол-литра. В пересчете на рубли, это чуть более 400 рублей. Для сравнения, аналогичный напиток на норвежской части острова стоил в 4-5 дороже.
После обеда для нас была организована небольшая экскурсия по городу. Я впервые оказался в ситуации, когда был на российской территории, но меня  принимали за иностранца и экскурсию проводили на английском языке.
Довольно быстро Лариса (так звали нашего экскурсовода) поняла, что я в совершенстве владею русским языком. И мы с ней переходили на  родной язык, когда у нее был перерыв в общении с остальными членами нашей команды. Но Лариса еще не подозревала, какая засада ее ждала. В конце концов, она задала мне вопрос: откуда мы приехали? К ответу она была явно не готова. Когда я сказал, что мы приехали из Москвы, последовала пауза, а потом Лариса спросила: - А зачем вы сюда приехали? Ее удивление можно было понять. Она, прожившая на Шпицбергене около пяти лет, впервые видела людей из России, которые приехали сюда зимой не за длинным рублем (или норвежской кроной), а чтобы эти длинные рубли или кроны потратить. Конечно, зимой русские туристы здесь бывали, но это были русские из США, Канады или Европы.
Вот что поведала нам с женой Лариса. Сама она с Украины, и, вообще, сейчас российское присутствие на Шпицбергене осуществляется в основном, с помощью подданных Украины. В период расцвета в Баренцбурге жило 1200-1300 человек. А сейчас живет чуть более 500. И их количество постоянно сокращается.
Главному покорителю
В Баренцбурге хорошо работает коммунальное хозяйство и здесь в домах теплее, чем на ее гораздо более теплой родине. В городе есть даже плавательный бассейн с морской водой, музей и самый северный в мире памятник главному покорителю Арктики. Люди сюда приезжают на 2 года, но многие, как и она, остаются на более длительный срок. В прошлом году сюда приезжала высокая правительственная делегация из Москвы, которая решала, что делать с Баренцбургом дальше. Но, по ее словам, пока не решила. Сама Лариса надеется, что Баренцбург будет жить, и главными видами деятельности здесь будет туризм и наука.
Мои личные наблюдения. Город производит странное впечатление. Он совершенно пуст. Людей почти нет. Половина зданий законсервировано и пустует.
Смог в Арктике!
Впечатление такое, что город замер в ожидании своей дальнейшей судьбы. И самое удивительное - в чистейшей Арктике, в Баренцбурге стоит индустриальный запах! Когда мы переехали на другую сторону фьорда, то увидели поразительную картину: над городом висел смог. Ничего подобного в норвежском Longyearbyen, разумеется, не было. Вот так мы осваиваем Арктику!!!
Покинув Баренцбург, мы отправились к конечной цели первого дня путешествия – радиостанции Карр Linne.

Карр Linne

Карр Linne, или Isfjord radio,  расположен на западе Шпицбергена, на мысе, который разделяет открытую Атлантику и главный фьорд острова Isfjorden, на берегах которого расположены Баренцбург и Longyearbyen. Раньше это место имело важное стратегическое значение, так как здесь располагалась радиостанция, которая обеспечивала связь с Большой землей. В настоящее время помещения радиостанции переделаны под гостиницу, в которой останавливаются на ночлег туристы, путешествующие по острову. В этой гостинице, вдали от цивилизации нам предстояло провести две ночи.
Когда готовилась экспедиция, единственной информацией об условиях проживания на Карр Linne было то, что удобства находятся на этаже. Это, естественно, настораживало. Но действительность опровергла наши опасения. И хотя удобства действительно были на этаже, атмосфера, уют, великолепная кухня (позавидовать могут крутые московские рестораны) произвели на нас потрясающее впечатление. Просто удивительно, как на таком краю света можно создать райский уголок. И все это сделано руками одной семьи!!!
После напряженного дня – лучше места для отдыха трудно придумать.
Во время второй остановки неожиданно мы узнали, что у одного из финских парней день рождения. Финн хорошо проставился, а у меня, как говорится, с собой – было. Одним словом, погуляли на славу. На другой день у меня были серьезные остаточные явления, но свежий воздух, мороз и ветер оказались отличными лекарями.

Ледники

На второй день нашего путешествия нам предстояло отправиться в южном направлении, сделать круг по ледникам и вернуться назад. Соответственно, мы поехали налегке, оставив сани в Карр Linne.
День оказался очень сложным. Для начала отказал аккумулятор у одного из финнов, и его снегоход приходилось заводить знакомым всем автомобилистом способом «прикуривания».
Но самое главное - начались горы. Въехать в горы, которые мы штурмовали, не под силу ни одной машине. И даже человек мог бы вползти, разве что на пузе. Но чудо японской техники удивительно легко покоряло крутые склоны.
Здесь начались проблемы с женой, которая не верила, что в подобные горы можно въехать, а равно как и спуститься. Разумеется, я был виноват, что заранее не предупредил. Как уже говорилось, я хотел получить нужную информацию, но этим вопросом никто не владел.

На привале
Однако  делать нечего. И жена, стиснув зубы, преодолевала крутые спуски и подъемы (потом мне, конечно, все высказали, что об этом думают). Но теперь, после всего пережитого, любые горы не страшны! Поднявшись вверх на ледники, мы были вознаграждены совершенно потрясающими видами.
Еще одним интересным моментом был обед в пути на свежем воздухе (так написано в программе тура). Но что такое обед при минус 10 градусов и как его готовят, в Москве мне выяснить не удалось.
На деле все оказалось очень просто. У Пола были термосы с кипятком и пакеты с сухими смесями. В пакет заливался кипяток, и получалась вполне приличное для этих условий блюдо. Мы три раза обедали в подобной обстановке и каждый раз меню было разное! Но принцип приготовления одинаков. А на десерт - чай или кофе.
При возвращении в Карр Linne мы сделали остановку на одном очень красивом мысе.
Всего за второй день нашего путешествия мы прошли около 150 километров.

С запада на восток

Трети й день путешествия оказался самым тяжелым. В этот день нам предстояло переехать с запада острова в восточную зону. То, что на Шпицбергене кончается Гольфстрим, было очень хорошо видно. На западе открытая вода, на востоке все во льдах.
Для начала нам предстояло проехать по ледникам, а потом по замершим рекам и фьордам. Всего за день мы прошли 210 километров. Но обо всем по порядку.
Проеха
Зародыши айсбергов

Зародыши айсбергов
в по горам и ледникам, мы спустились к замершему фьорду. В этом месте ледник заканчивался там, где начинался фьорд. В летнее время, когда появляется открытая вода, глыбы льда, откалываются от ледника и образуются айсберги, которые потом путешествуют на многие тысячи километров от места своего рождения. Но сегодня все замерло в ожидании летних событий.

Около стыка ледника и замершего фьорда мы
Мишка прошёл
наткнулись на следы хозяина Арктики. Размер – впечатляет.

Горные маршруты жена уже освоила, и я был относительно спокоен. Но нас ждали впереди серьезные испытания.
С тем, что не работал аккумулятор у одного из финнов, мы смирились, и продолжали заводить его снегоход с помощью проводов. Но сломался снегоход у нашего гида. Ослабло натяжение ведущей гусеницы. Сначала мы уменьшили нагрузку на его снегоход, подцепив сани к англичанину. Но это помогло не надолго. Потом попытались починить на месте. Однако оказалось, что поломка не лечится в полевых условиях. В итоге мы встали. Пол вызвал по спутниковому телефону (оснащение нашего гида было по высшему разряду) техническую помощь. Вскоре на двух снегоходах к нам подъехали двое норвежцев. Поняв, что реанимировать снегоход невозможно, один из норвежцев оставил свой снегоход Полу, а сами они подцепили снегоход на трос и потащили в столицу.
Мы поехали дальше. Вскоре, в чистом поле, мы увидели несколько канистр с бензином и … снегоход. Оказывается Пол, сообщил на базу о проблемах со снегоходом финна и попросил еще бензина. Фирма Пола, честь ей и хвала, еще раз оказала поддержку нашему путешествию.
На все возникшие проблемы мы потратили много времени и серьезно выбились из графика. После того, как мы заправили бензином наши снегоходы, ко мне подошел Пол и сказал, что сейчас мы поедем очень быстро, и попросил предупредить об этом жену. Сам он не решился. Мне ничего не оставалось, как донести эти слова адресату. Реакция была соответствующей. Как всегда, я был во всем виноват.
Но делать нечего, мы радикально опаздывали. Впереди лежали замершие реки и фьорды. И мы полетели. Я никогда не перестану восхищаться своей женой! Не имея серьезного опыта управления различными автотранспортными средствами, жена, преодолев страх, мужественно неслась за одуревшими от скорости мужиками. А скорость была 80 – 100 км/час, иногда даже чуть выше, и под нами был не гладкий асфальт, а совсем неровная поверхность. Уже в десятом часу вечера мы прибыли к месту нашей ночевки.

Парусник

Посредине фьорда во льдах стоял парусник. На зиму норвежцы специально вмораживают
этот корабль в лед и используют в качестве гостиницы для путешествующих по острову туристов. Одновременно с нами на ночевку приехала группа из четырех человек, которая совершала тур на собачьих упряжках.
Из-за размеров корабля условия здесь были не такие комфортные, как в Kapp Linne. Вместо комфортабельных кроватей – комфортабельные двухэтажные нары. Но кухня была на таком же высоком уровне. Я не перестаю задавать себе вопрос: почему на краю земли, вдали от цивилизации, можно поужинать как в хорошем московском ресторане? А у нас, уже за МКАД начинается другая жизнь. Найти хороший ресторан, конечно, можно, но надо поискать, и не везде найдешь. За ужином на маленьком паруснике у нас было ощущение, что мы находимся  в центральной Европе. За исключением одного «но».
Когда корабль вмораживали в лед, кто-то ошибся, и парусник замерз во льдах под наклоном. Соответственно, под наклоном был и наш стол. А спать было удобно, наклон был в сторону стенки.
На следующее утро я вышел погулять на лед фьорда полюбоваться местными красотами. Меня немедленно окликнул наш Пол. И с борта корабля сообщил, что здесь логово белых медведей и отходить от корабля очень опасно для жизни. А то, что я не вижу на горизонте медведей, ничего не значит, их никогда не видно.
Пришлось вернуться на корабль и гулять по палубе. Около борта была небольшая полынья, в которой появилась голова тюленя.

Последний день

После завтрака мы отправились на восточное побережье Шпицбергена. Главной целью были белые медведи. На берегу Баренцового моря сосредоточена самая многочисленная их популяция.
Отъехав около километра от парусника, я понял, что Пол  был прав, когда предупреждал меня об опасности. По льду фьорда гулял хозяин Арктики.
Вскоре, преодолев очередной перевал, мы прибыли на берег Баренцового моря. Здесь встретили группу таких же туристов, как и мы. У ребят были проблемы. Сломался снегоход. На этот раз отказало уже не чудо японской техники (как у нас), а чудо канадской техники. Так что снегов Шпицбергена не выдерживает даже самая современная техника.
Но здесь важно другое. Как люди относятся к проблемам своих коллег. В качестве технической помощи Пол для транспортировки сломанного снегохода отдал одни из наших саней (это были мои сани). Пришлось перегружать вещи. Но главное в том, что людей в беде не бросили.
Потом мы выехали на лед Баренцового моря и поехали к замершему во льдах айсбергу, где мирно спал белый медведь.
Пообедав на берегу, мы взяли курс на Longyearbyen. По дороге домой мы оказались на относительно ровном леднике. И погнали. Жена, полностью освоилась, и лихо неслась свыше 100 км/час. Я же решил из своей Ямахи выжать все, благо, что саней не было. Ручку газа о
Прощальный ужин
тжал до упора – в итоге 140 км/час. Это непередаваемое ощущение скорости!!! Ничего подобного я ранее никогда не испытывал.
Около пяти вечера мы вернулись в Longyearbyen. За четыре дня было пройдено 612 километров.
В восемь вечера был банкет в ресторане гостиницы, который входил в программу тура. И на этом можно было бы закончить. Но впереди нас ждала большая беда.

Возвращение в Москву

Вылетали мы с женой в Осло в 4-40 утра, понятно, что не выспались. До Осло долетели без проблем. Но вот дальше….
Всех пассажиров самолета отправили на паспортный контроль (хотя рейс был внутренним). Все люди, как люди, показывали свои паспорта и проходили в Норвегию. Когда очередь дошла до нас, то нам сказали: СТОП.
Местный пограничник заявил, что у нас однократная Шенгенская виза, и мы уже один раз в Норвегию въехали. Все, больше нельзя. Я возразил, мы же из Норвегии и не уезжали.  Нам объяснили, что Шпицберген - специальная зона и выехать из Норвегии туда можно свободно (отметка о выезде не ставится), а въехать назад…
Короче говоря, нас загнали в транзитную зону или в большой кенгурятник, где мы около четырех часов должны были ожидать вылета на Москву. Такого унижения и беспомощности я давно не испытывал. А ведь какие планы были. Я обещал жене за проявленное мужество и героизм во льдах Шпицбергена крутой шопинг в местных фри-шопах (благо время было), и все рухнуло!
И, вообще, обидно, когда люди, с которыми отдыхал, свободно проходят паспортный контроль и, соответственно, летают по Европе,  а тебя загоняют в кенгурятник. Одним словом, мы люди второго сорта. Обидно.
Вернувшись в Москву, я позвонил Алене и попросил разобраться в возникшей проблеме. Оказывается, что решения ее пока нет. Норвежцы говорят, что виза на Шпицберген для россиян не нужна. Но как тогда туда попасть? Можно только через Норвегию. И как быть с визами. Во всяком случае, как цивилизованно слетать на Шпицберген, точнее вернуться, непонятно. Возможно,  когда мы начнем летать на этот Архипелаг не только заработать деньги, но и их тратить, проблема будет решена.

Итоги

Подводя итоги, я могу сказать, что тур удался. Мы с женой в восторге! Удивительно, но получается так, что мы первыми из россиян (или почти первыми) приняли участие в таком приключении. Туристические фирмы, как наши, так и норвежские, позиционируют подобный тур как арктический экстрим. Но это доступно любому здоровому человеку. Не требуется специальной физической подготовки или подготовки в управлении снегоходом. Разумеется, человек должен быть здоров, это не для тех, кто страдает радикулитом, или когда здоровье из организма вылетает при легком дуновении ветерка. Но опыт управления автотранспортным средством желателен. Норвежцы для участия в туре требуют наличие прав на авто или мотоцикл. И это, как показала практика, разумно.
Мы за день уставали. Но это была легкая и очень приятная физическая усталость, которую в обычной жизни мы очень редко испытываем.
О температуре. Я разговаривал и до, и после тура со многими друзьями и знакомыми. И почти все считали, что там очень холодно. Это неверная информация. У нас средняя дневная температура была около  минус 10 градусов. По-моему, для большинства жителей России это далеко от экстремальных температурных значений.
О турфирмах. Все наши турфирмы этот тур не продвигают, даже если он размещен на их сайте. И это понятно. Никто там не был. А прежде чем что-то предлагать, надо попробовать самому. Но никто не пробует. Зная наш менталитет, полагаю, народ туда полетит, главное грамотно предложить. Многие даже не знают, что на Шпицбергене цивилизация и туда есть туристические туры. И что все это – ЦИВИЛИЗОВАННЫЙ АРКТИЧЕСКИЙ ЭКСТРИМ. Одним словом, вся проблема в отсутствии информации!!!!










«Мы там были» © 2007