Фотогалереи
Мы Как прислать материал Карта сайта
Там

Австралия

Азия

Африка

Европа

Северная Америка

Южная Америка



none use

Версия для печати

Фотогалерея

Зимбабве-Ботсвана-Намибия-ЮАР (дневник)

АВТОПРОБЕГ ПО НАМИБИИ

Виндхук - Соссусфлей - Рывок на юг - У фермера - Ай-Айс - Фиш-Ривер каньон - Людериц

В. Зверьков (фото), А. Симонов (текст)

Виндхук

В столицу Намибии Виндхук мы прилетели из Мауна в Ботсване. Мы – это Виктор, Олег и я. Решили провести отпуск в африканском походе. Намибия – его третий и особый этап. Особенность в том, что здесь мы хотим взять напрокат авто и несколько дней пожить в свободном режиме на природе. Командор на этапе – Виктор, он же и водитель.

В Виндхуке у нас заказан отель, и нас встречает представитель турфирмы. Едем в отель. По пути разглядываем город. Вернее городок тысяч на 200 населения. Чистенький, опрятный. Бросается, правда, в глаза обилие вокруг домов высоких глухих бетонных заборов с разного сорта колючей проволокой по верху. Отель «Олив Гроув Гест Хауз» (посмотреть место на карте) тоже за таким же забором с автоматическими воротами.

Устроились. Тако"Олив Гроув Гест Хауз"е впечатление, что дом отлит из бетона вместе с обстановкой. В туалете стол с раковиной и унитаз, в спальне основания кроватей – бетонные, растут прямо из пола и стен. Наверное, для жары это неплохое решение. Но сейчас середина апреля, жары нет, да и день подходит к концу. На улице градусов 15, не больше. Спрашиваем хозяина, куда бы нам пойти пообедать, что посмотреть в вечернем Виндуке (так местные называют Виндхук). Он рекомендует популярный пивной ресторан, там же рядом дискотека, другие развлечения, сувенирный магазин. – А смотреть вечером нечего. Освещена только главная улица. Ничего примечательного, - выдает нам электронный ключ от ворот на случай, если вдруг загуляем, и вызывает такси.

Ресторан «У Джо» большой и стильный, сработан под Африку. Хорошее пиво. Но это обычно. Необычно для нас другое. Бушменский шашлык. Это шашлык из мяса нескольких диких животных. Здесь мясо зебры, крокодила, антилоп куду и орикс, страуса. В общем, вкусно.

Возвращаемся домой на военный совет. Мы должны решить, как и где жить дальше. У нас заказан еще только один ночлег в лодже недалеко от расположенного в пустыне Намиб заповедника Соссусфлей, знаменитого на весь мир своими красно-песчаными дюнами, которые во что бы то ни стало мы должны посмотреть. Решаем, что после этого ночлега следующие несколько ночей проживем дикарями под открытым небом и первую из них – в дюнах.

Утром едем в офис компании Авис, чтобы взять машину. Но тут сюрприз: мы говорим только по-немецки. - Как это так? Государственный язык – английский! А вы только по-немецки. – А вот так. Ну, да ладно. Сейчас подойдет сотрудник, который может по-английски. Немного подождите, - на лице выражение типа: все могут по-немецки, а вам вдруг подавайНаш "Титан" английский, недотепы. В конце концов, все разрешилось, командор недрогнувшей рукой подписал бумаги, что мы за все в ответе и заранее во всем виноваты, и мы отправились получать машину.

Из Москвы командором заказан был не какой-то заурядный джип, а джип-грузовик, пикап 4х4 ! Тонны на 2,5 потянет. «Титан» от Ниссана. Руль справа. Движение-то левостороннее. Нас инструктируют: заправляйтесь на любой заправке, какая встретится. Это прожорливая машина. На всякий случай дают пустую канистру. Загружаемся и трогаемся в путь.

Соссусфлей

Вот уже несколько часов мы в дороге. Уже давно съехали с асфальта на проселок. Целим на лодж «Дезерт Хоумстед», где нас ждет трехместная палатка, в которой мы и переночуем. По нашим представлениям и картам мы у перекрестка с другой дорогой, после чего останется еще километров 30 до места назначения. Однако пересечения не получается. Дорога, по которой нам ехать дальше, перегорожена запертыми на висячий замок воротами. Но указан объезд. Во дворе стоящего рядом с воротами, мягко говоря, не очень ухоженного, домика-сарая обнаруживаем бензоколонку. Следуя полученным наставлениям, заправляемся и узнаем, что объезд добавляет лишних 15 км к пути до лоджа. Так что до цели осталось, считай, полсотни километров. Нужно поспешать. Уже смеркается.

Наконец, в чистом поле появляются какие-то строения, огороженные проволочным забором. Это лодж (посмотреть место на карте). Оказалось, палаток здесь вообще нет. Нам предоставляют большое приземистое сооружение, сложенное из толстенных каменных блоков. В жару, наверное, прохладно. Комната на четверых. Три кровати обычные, четвертая - огромная постель под анти-комариной сеткой (видимо, для командоров). Электричество, туалет, душ. Холодная и горячая вода. Как они тут в Африке ухитряются иметь все удобства в таких, как это, забытых Богом местах (да еще в пустыне!), уму не постижимо. При этом дизель-генераторы не гремят, и дымом или соляркой не пахнет. Вот сейчас конкретно пахнет шашлычком, но предназначен он, к сожалению, не нам. Это по соседству туристы отмечают какой-то свой праздник. Мы же идем на ужин в ресторан. Завтра подъем в 4:30. Получим сухим пайком завтрак и - в дюны. Солнце встречать надо именно там. Говорят, зрелище незабываемое.

Раннее утро. Пески СоссусфлеяВместе с несколькими автобусами и кавалькадой легковушек едем в Соссусфлей (посмотреть место на карте) . До него километров 30. Соссусфлей – на самом деле не отдельный заповедник, а часть большого Национального парка Намиб-Науклюфт, в свою очередь занимающего лишь часть пустыни Намиб. Эта пустыня полосой в 100-180 км тянется почти через всю страну с севера на юг вдоль побережья Атлантического океана. Это особая, во многом загадочная и, говорят, пока еще недостаточно глубоко изученная экосистема со своими хрупкими животным и растительным мирами. Оставшиеся ее тайны пытаются разгадать ученые с помощью нескольких расположенных в заповедниках научных станций.

Между тем, в отдалении появляются песчаные холмы, а затем горки и даже небольшие горы оранжево-красноватого песка. Подъезжаем к въездным воротам. Рядом несколько маленьких домиков. Билетная касса, сувенирные киоски, Пески Соссусфлеятуалет, все как положено. Тех, кто приехал на автобусах или на обычных легковушках, пересаживают в специальные джипы: последние 5 км перед дюнами можно проехать только на полном приводе и то умеючи – сыпучие пески. Нас на нашем монстре пропускают. Но особо спешить смысла уже нет. Из-за плохой дороги на восход солнца опоздали. Утро все еще раннее, но солнце от земли успело оторваться, и краски уже другие. Хотя, на мой взгляд, и сейчас эти грандиозные дюны производят неизгладимое впечатление, по крайней мере, на нас. Мы подобных творений природы еще не видывали.

Въезжаем Пески Соссусфлеяв сыпучие пески. И тут наш командор-водитель по неопытности дал маху. Он двинул вверх на маленькую дюнку не по дороге с накатанными и уже глубокими колеями, а рядом с ней по еще заметной, но засыпанной песком старой колее. И застрял. Чуть-чуть побуксовал и лег на днище. Жалкие наши попытки вытолкнуть этот тягач из песка, конечно, ни к чему не привели. К счастью помог один из водителей джипов, развозящих экскурсантов туда-сюда. Заметив нас в отчаянном положении, он остановил свою машину, подошел к нам, покачал головой и поинтересовался, что это нас вдруг понесло на целину. Неопределенный ответ командора, тем не менее, его удовлетворил. Он сел за руль нашего вездехода, дал задний ход, и мы, навалясь на капот и бампер, утопая по колено в песке, обливаясь потом, глотая песчаную пыль и задыхаясь, вытолкали-таки его на правильную дорогу. Спасибо, темнокожий брат, если бы не твоя бескорыстная помощь, мы бы и сейчас, может быть, еще бились в песках безжалостного Намиба!

Дальше все было прекрасно. Мы доехали до конца дороги и совершили восхождение на вершину самой высокой (верных метров 150) в этом месте дюны. Поднимались по ее гребню, где песок наиболее плотный: ноги проваливаются примерно по щиПо гребню дюныколотку. Под уже нещадно палящим солнцем, задыхаясь и пыхтя, с парой остановок на маршруте для восстановления дыхания мы достигли-таки вершины. Постояли, повосхищались действительно впечатляющими видами на песчаное море с огромными волнами-дюнами, собрались с духом и начали спуск. На этот раз по целине, напрямую по крутому склону вниз в пересохшее озеро. Надо сказать, первые шаги сделали с опаской: как бы кубарем не ссыпаться вниз вместе с песчаной лавиной. На снегу так бы оно и было. Но здесь лавина не возникает, ноги утопают в песке по колено, поскользнуться невозможно. Между прочим, на глубине песок прохладный и даже слегка влажный. Если подъем занял не меньше получаса, то спуск – всего несколько минут.

Пора На вершинеотдохнуть. В тени немногих деревьев (поразительно, что деревья да еще с такой довольно густой листвой вообще способны здесь расти) расставлены столики. Находим свободный, достаем сухой паек и воду, садимся слегка перекусить и обсудить ситуацию. На въезде нас строго предупредили, чтобы до семи вечера покинули территорию заповедника. Иначе нас будут искать и, конечно, найдут со всеми вытекающими из этого тяжелыми последствиями. Ночевать здесь – ни-ни, и не думайте, нельзя. План наш – переспать на мягком теплом песочке - начинает рушиться. Как быть? Местные водители, оправившись от удивления, после того как с трудом поняли, что мы задумали и чего мы от них хотим, объяснили, как добраться до практически таких же, но никак не охраняемых дюн. Спите там, сколько хотите. Отлично! Вперед!

Проехали по указанной водителями дороге уже около полусотниПустыня Намиб километров – никаких дорог в сторону океана к дюнам, хотя по их словам до поворота не больше тридцати. Наконец, слева вдалеке возникает пара домиков. Видна, вроде бы, и нужная дорога. Но оказывается, что и она перегорожена запертыми воротами. Выходим на площадку перед одним из домиков. Это придорожный ресторанчик. Вдруг из подворотни вылетает…вы, наверное, подумали: огромная злая собака? Ничего подобного. Вылетает кабан-бородавочник! Мы за такими фото-охотились в Зимбабве и в Ботсване, а здесь они, похоже, домашние животные. Входим внутрь. Ресторанчик такой же, как где-нибудь в российской глубинке. Домашний кабанПопили холодного пивка, минералки. Расспрашиваем хозяина, как же нам добраться до вожделенных дюн. Говорит, дорога к ним одна, но она закрыта, ехать по ней нельзя, объездов тоже нет. Решаем незамедлительно двигать в соответствии с генеральным планом на юг к горячим водным источникам. Дома перед походом мы прочитали восхищенные воспоминания одного из путешественников о том, как он возлежал в этих источниках, наблюдая ночное африканское небо, и испытывал неземное блаженство. Мы тоже так хотим! Ехать надо на юг, потом на юго-юго-восток. Но далеко, порядка 500 км. До ночи не поспеть. Значит, переночуем под открытым небом там, где понравится.

Рывок на юг

ЕдеСесриемский каньонм назад, на юг. По пути недалеко имеется Сесриемский каньон (посмотреть место на карте). Его, конечно, нужно посмотреть. Правда, «каньон» - кажется, многовато для этого природного образования, по крайней мере, в том месте, где мы его наблюдали. Это просто тянущийся посреди ровного поля провал глубиной 10-15 метров и шириной тоже порядка десяти метров, по дну которого должна была бы бежать речка. Но она местами пересохла, так что на дне только озерца-лужицы.

Спешим дальше. Уже около четырех. Пора высматривать приятное местечко для ночлега. И тут я позволю себе сделать маленькое отступление. Пара слов о намибийских дорогах, по крайней мере, о тех, по которым ездили мы. И не об их качестве. Асфальтированные дороги вообще можно не обсуждать: покрытие отличное, они размечены, никаких дыр, ямок или бугров. Проселочные грунтовые – по большей части тоже хорошие, напоминают асфальт кое-где в Подмосковье. Я о том, что они почти везде отгороженыДорога на замке с обеих сторон от остальной земли заборами из железной сетки-рабицы. Эти заборы тянутся не на десятки, а на сотни и тысячи километров. Лишь кое-где в них имеются короткие разрывы на километр-другой. Скорее всего, это сделано, для того чтобы поменьше зверья разгуливало по дороге, но есть и другие версии. Кроме того, проселочные дороги во многих местах перегорожены еще и поперек воротами из той же рабицы, закрытыми, но, к счастью, не намертво, не на висячие замки. Любопытно, сколько же тысяч (а может, миллионов?) тонн сетки пошло на эти замечательные заборы и ворота?

Ну вот и как же в такой «забористой» обстановке подыскать подходящее приятное место для ночлега? Да никак. И впрямь, не спать же под забором на камнях, напоминающих битый кирпич, впритык к дороге! Очень неуютно. И тут выручает командор-водитель: - Бойцы, я устал. На первой встречной стрелке-указателе «Ночлег и завтрак» заворачиваем и размещаемся на ночевку. - Надо сказать, такие стрелки пару раз попадались нам даже на этой пустынной дороге, но мы их пока что игнорировали.

У фермера

Но вот и очередная стрелка. Сворачиваем на боковую дорогу. Метров через 300 опять натыкаемся на закрытые ворота в сеточном заборе поперек дороги. Довольно хитрый секрет замка разгадан меньше, чем за минуту. Едем дальше. Через 200 метров - вторые ворота. Но эти уже на расстоянии звукового контакта с хозяевами дома (посмотреть место на карте).

Хозяин, полный, крепкого телосложения, мужчина среднего роста и средних лет, встречает нас очень радушно. Нам в распоряжение предоставлена прекрасная гостевая комната, предложен ужин. Однако от ужина мы к искреннему огорчению Йохана (так зовут хозяина) отказываемся. Объясняем ему, что приготовим ужин сами, потому что хотим испытать закупленное походное снаряжение и истратить с пользой хотя бы часть наших богатых продовольственных запасов. А уж от завтрака не откажемся.

Наутро Йохан приглашает нас на настоящий, как он объявил, намибийский завтрак. На столе и овощи, и вяленое мясо нескольких видов, и какие-то соусы-приправы, и молочное – масло, сметана, молоко, сыр, творог - и каша, и яичница, и что-то сладкое. Всего просто не перечислишь. Угощает нас, меняет блюда и вообще на первой роли сейчас жена Йохана – миловидная блондинка средних лет. Оба они немцы – уроженцы Виндука. - Ничего себе, настоящий намибийский завтрак. Неплохо. И так каждый день?- спрашиваю Йохана. – Ну, нет. Сегодня у нас вы – наши желанные гости. - Обычно у нас завтрак скромный. Немного соевой (маисовой) каши, кусочек вяленого мяса и стакан молока (кофе, чая) - отвечает он и с гордостью добавляет: - Заметьте, все, что на столе – продукты моего собственного домашнего производства. - Да где же еще тут в пустыни и взять-то все это, думаю я и интересуюсь, как же он ухитряется вести здесь такое хозяйство. В ответ Йохан ведет нас на экскурсию по усадьбе, как бывалый гид подробно рассказывает, что и как. На участке – разные хозяйственные постройки, склад, стойла и хлева (лошади и коровы – на выгуле в недалеких горах), страусовый питомник, огромные участки возделанной земли, плантация кактусов, виноградник, фруктовый сад и даже большой домашний зоопарк. Разумеется, на ферме есть и электричество и водопровод, в том числе для полива растений. – Йохан, как же можно в одиночку справиться со всем этим? - Почему в одиночку? У меня есть помощники. - Оказывается, на ферме четыре темнокожих работника. Живут тут же, в соседнем с главным доме.

Экскурсия закончилась, когда мы оказались в большой отлично оборудованной мастерской. В ответ на мою просьбу посмотреть, нельзя ли что-то сделать со сломавшимся крепежом глушителя в нашей машине, Йохан охотно, с живостью, которой трудно ждать от такого тучного человека, нырнул под машину, лег без всяких подстилок прямо на землю и снял крепление. Потом ловко и быстро сварил вместе его половинки газовой горелкой и так же шустро поставил исправленную деталь на место. От предложенной оплаты он категорически отказался. Ну что ж, спасибо большое, Йохан.

Ай-Айс

Уезжаем. Прощаемся с добрыми гостеприимными хозяевами – нашими новыми друзьями. Однако и загуляли же мы в их доме! Припозднились изрядно. Перевалило уже за два часа. До цели – горячих водных источников Ай-Айс (посмотреть место на карте) порядка 350 км. Чтобы успеть дотемна добраться туда по незнакомым дорогам, придется-таки поторопиться. Почти летим по ровной и прямой,Намибийская дорога как натянутая веревка, отгороженной от остального мира и практически пустой дороге. Изредка лишь перебежит через нее страус или антилопа. Встречная или попутная машина – редкость. Оно и не удивительно. Плотность населения в среднем по стране составляет всего 2 человека на квадратный километр. Здесь же, на краю пустыни, небось, не набегает и полчеловека. Справа тянется холмистая пустыня, слева в отдалении - невысокие горы. Это начало плато высотой 1000-1300 метров, которое тянется отсюда на восток через всю страну до Ботсваны и еще дальше. Через сотню километров заправляемся бензином, прохладными пивком и минералкой. Регулярно открываем и закрываем после себя ворота на дороге. Ничего особо примечательного не наблюдаем, кроме обнаруженного на дереве во время одной из остановок огромного коллективного птичьего гнезда, в котором вместе живут не менее двух-трех десятков небольших ярко раскрашенных птиц - ткачей.

Но вот ландшафт меняется, въезжаем на плато. Пошли крутые повороты влево-вправо, серпантинГнездо ткачейы и серпантинчики, подъемы и спуски. Появилась кое-какая растительность. Взгляд застревает на тут и там торчащих среди камней необычных деревьях. Это квивер-три (дерево-колчан). Они имеют мягкую губчатую древесину и жесткую кору. Поэтому бушмены без особого труда делали из их ветвей и стволов легкие прочные колчаны для стрел к лукам.

Между тем, уже смеркается. Вот уже и фары пришлось включить. Наконец впереди в широком ущелье появились огни. Ай-Айс Хот Спрингз! Горячие ручьи Ай-Айс! Мечта авто-путешественника. Дорога здесь, кстати, кончается. Тупик. Въездные ворота перекрыты шлагбаумом. Рядом капитальная будка со стражей. После строгого опроса - кто такие, откуда, чего это вы тут вдруг у нас, на ночь глядя, захотели – охранник открывает, наконец, шлагбаум и приказывает по въезде за ворота прежде всего зарегистрироваться в конторе. Въезжаем. КаКивер-триртина, которую рисовало воображение, совершенно не совпадает с реальностью, и это вызывает разочарование. Освещенная фонарями на столбах площадь, справа ряд длинных двухэтажных строений, в некоторых окнах – свет, слева кое-где машины, рядом палатки, люди. Интересуемся, где зарегистрироваться, какие вообще тут порядки. Выясняется, что тут просто курорт на водах, ну и порядки курортные. Командор уходит в контору и вскоре возвращается: палаток напрокат у них нет, но могут дать номер в корпусе. Что будем делать? Да ясно, что будем делать, - в нумера! После того, как нам улыбнулись дюны, после того, как расслабились у фермера, спать под открытым небом в мешках на газоне рядом с бывалыми туристами – не смешно ли? Устраиваемся в обычном гостиничном номере с оборудованной кухней и балконом, решаем сразу сходить искупаться в этих самых замечательных горячих источниках, а уж потом ужинать.

Спешим через площадь на звук горной речки – может, это и есть хот спринг? Идем напрямую и вламываемся в темноте в заросли какой-то африканской крапивы. Сразу остываем и начинаем понимать, что делаем что-то не то. Нужно опять сходить к народу. Народ объясняет, что горячие источники заправлены в трубы, а трубы питают бассейны, вот там и купайтесь. По пути к бассейну Олег попробовал на ощупь водичку в одном из источников, спрятанном в сооружении типа беседки. Он сунул в нее ногу и довольно сильно обжегся. Тут можно варить яйца, почти что кипяток. В бассейне же температура градусов 27-28, а рядом с трубами, так и все 40. В целом хорошо, конечно. Но бассейн – он и есть бассейн, как в любом другом месте, а из-за фонарей черного африканского неба, усыпанного мириадами ярких звезд, почти не видно. В общем, сказка, к сожалению, не стала былью.

Фиш-Ривер каньон

Теперь наша цель – славный город Людериц, конечный пункт маршрута по Намибии. До него, однако, не близко, порядка 450 км. А надо бы еще отъехать немного в сторону, посмотреть на Фиш-Ривер каньон. Быть рядом и проехать мимо – непростительно. Ведь, этот каньон - не чета Сесриемскому. Говорят, он второй по величине в мире после Гранд-Каньона в США.

Но вот и он, ФКаньон Фиш-Ривериш-Ривер каньон (посмотреть место на карте). Подъехали почти к самому его краю. Открывшийся вид производит сильное впечатление. Видно, что природа работала здесь долго и упорно. За миллионы лет она рекой пропилила почти в сплошном камне глубокую, метров в сто с лишним, извилистую траншею. Эта река течет теперь по ее дну и называется Фиш-Ривер. Сомневаюсь, что она оправдывает свое название – «рыбная река». Сверху ее вода кажется настолько мутной, представляется такой плотной взвесью глины в воде, что вряд ли какая рыба будет в ней жить. Крутые обрывистые каменные ее берега и образуют каньон, шириной вверху, наверное, не меньше полукилометра. Картина суровая. Все кругом выдержано в довольно мрачных коричневых красках всех тонов и оттенков. Оживляют ее лишь растущие по верху тут и там огромные корзины алоэ, кактусы, колонии ярких маленьких желтых цветочков, еще не успевших засохнуть по окончании сезона дождей, да крупные ящерицы, неожиданно выпрыгивающие из-под ног.

Перед выездом с проселка на асфальтированную трассу Кеетмансхооп – Людериц еще одна достопримечательность: плотина Науте Дам на реке Ловен, притоке Фиш-Ривер. Плотина – вторая по величине в Намибии - построена с целью сбора воды в период дождей в водохранилище и последующего ее использования в основном для водоснабжения города Кеетмансхоп и немного для орошения, в частности, расположенных неподалеку больших виноградников, поставщиков сырья для производства столового вина. Водохранилище является частью заповедника Науте. Кажется, что все в этой стране – какой-нибудь заповедник. Уместно здесь, пожалуй, заметить, что Намибия – первая в мире страна, включившая положение о необходимости защиты окружающей среды в свою конституцию.

Выезжаем на трассу. Отличная дорога пуста и буквально понукает газовать. Но наш крейсер не хочет, скорее не может, ехать быстрее 140 км/час. Ну что ж, будем плестись потихоньку. Опять же – тише едешь, дальше будешь.

Людериц

В Людериц (посмотреть место на карте) приедем, похоже, засветло. Уже недалеко, километрах в 10 от города, видим впереди какой-то плотный туман. Мама миа! Да это не туман, это песчаная вьюга, бери круче – настоящая песчаная буря! Солнце вверху померкло, струи песка с громким стуком секут колеса, боковые дверцы, лобовое стекло, машину буквально сносит с дороги, асфальта почти не видно – через дорогу толстым слоем летит песчаная поземка. Зрелище, скажу я вам, не для слабонервных. И тут справа сквозь песочную пургу проявляется силуэт местного аэропорта. Полосатая сетка-колбаса на мачте, по которой определяют направление и силу ветра, вытянулась, не шевелясь, строго горизонтально и, кажется, набита песком до предела, так что вот-вот лопнет. – Нам, между прочим, завтра лететь отсюда. Но при таком ветре точно никто никуда не полетит, застрянем тут - замечает Олег и вспоминает, что читал где-то, как некий горе-путешественник просидел здесь целый месяц в ожидании летной погоды. Но вот въезжаем в город, а там тихо, бури как ни бывало.

Отель нашли без всякого труда. Устроились и сразу пошли за билетами на самолет. Билеты есть, все нормально. Спрашиваю девушку за стойкой – Ну а самолет-то полетит? - Удивлена: – А почему бы ему не полететь? - А вдруг песчаная буря, как сегодня. Они у вас часто бывают? - Вот Вы о чем. Такой ветер у нас почти каждый день. Но он по расписанию. Вы улетите в три, прежде чем он начнется. Не беспокойтесь.

Отправляемся на прогулку по городу. Недалеко от гостиницы натыкаемся на сохраненное как память маленькое старое здание городского вокзала вместе с небольшим куском железнодорожного полотна. Построено оно было немецкими колонистами в начале прошлого века вместе с другими сооружениями города, возникшего как столица алмазного края. Тогда здесь буйствовала алмазная лихорадка. По мере истощения алмазных руд масштабы разработок сокращались, хотя добыча алмазов здесь ведется и по сей день. Шахты немного переместились от города на юго-восток, там теперь запретные зоны, куда вход и въезд строго запрещены.

Идем в порт. Людериц – один из двух самых крупных намибийских портов на Атлантическом океане. Через них осуществляется практически весь товарооборот. На экспорт идут алмазы, медь, уран, сельскохозяйственная продукция. Между прочим, Намибия по доходам на душу населения – одна из самых богатых стран в южной части Африки, хотя, как говорят, на кошельках граждан это почти не сказывается. Эта страна очень молодая, если не самая молодая в Африке. Она стала независимой от ЮАР (да и то не полностью) и получила свое название (по имени пустыни Намиб) лишь в 1990 году. Северная ее часть менее экономически развита, чем южная. Белые составляют около 7% населения. Официальный государственный язык – английский, но широко распространены и немецкий, и африкаанс, и местные языки из группы банту. Больше 15% населения пока еще безграмотны. Но, как теперь говорят, процесс пошел.

Около причалов несколько ресторанов, специализация которых – плоды моря. Идем откушать устриц. Здесь они оказались свежайшими, крупными, очень вкусными и, что радует, недорогими.

Теперь до отлета осталось осмотреть окрестности. Прежде всего – это Диаш Пойнт, место, где в 1488 году португалец Бартоломеу Диаш высадился с моря на дикий берег, положив начало освоению края европейцами. В честь этого события на высокойДиаш-Пойнт скале поставлен большой монумент в виде креста и камня с соответствующей надписью. Отсюда виден островок, на котором живет колония тюленей. Природа вокруг очень сурова. Черные голые камни, скалы и песок. Местами и песок почти черный. Ни травинки, ни кустика, ни деревца. Но ведь мы на берегу океана, надо бы искупаться. Едем в обратную сторону, на север, через город, там недалеко есть пляж (Агат-бэй). Пляж отличный, тянется на километры и сегодня практически совершенно пустой. Ближайшие от нас купальщики в нескольких сотнях метров. Правда, дует ветер, метет песок. Вода не «горячей» пятнадцати градусов. Вдоль всего юго-западного побережья Африки идет холодное антарктическое Бенгальское течение (Benguela), которое очень сильно влияет на климат этих мест, ну а уж температура воды в прибрежной полосе океана зависит от него полностью. Но вот ритуальное омовение-купание завершено. Пора собираться к отъезду в аэропорт. Надо еще успеть заскочить в мертвый город Колманскоп, благо он рядом с аэропортом, и сдать машину.

Город Колманскоп умер в 1956 году, когда люди, почти за полвека добыв вокруг все алмазы, окончательно покинули его. Теперь говорят, что Намиб забирает свою собственность назад, постепенно засыпая его песком. Заброшенный КолманскопВид мертвых полузасыпанных песком жилых домов оставляет тяжелое впечатление. Зрелище не из приятных.

В аэропорту народу еще мало, но пассажиры начинают подтягиваться. Появляется и сотрудник Ависа, чтобы забрать у нас машину. Длина маршрута, по которому мы проехали на ней, составила, между прочим, около 1850 км. А поспать под открытым африканскимКарта маршрута небом так и не пришлось. Может, проехаться еще раз?

Вот садится самолет, это наш, поскольку других нет. А ветер дует и довольно-таки сильно. Подозреваю, что дует он тут всегда, только иногда очень сильно, а в остальное время просто сильно. Улетим ли? Но посадка начинается и благополучно заканчивается. Оставляя за собой тучи песчаной пыли, самолет отрывается от земли, вернее от полосы бетона, покрытой пока еще не очень толстым слоем песка. Наступили последние минуты нашей жизни в замечательной, действительно замечательной, Намибии. Еще одна последняя здесь промежуточная посадка – и мы окажемся в Кейптауне, столице очередной новой для нас страны.

М А Р Ш Р У Т (посмотреть на карте):

1. Виндхук (Windhoek) - 2. Реобот (Rehoboth) - 3. Ритог (Rietoog) - 4. "Дезерт Хоумстед" ("Desert Homestead") - 5. Соссусфлей (Sossusvlei) - 6. Сесрием (Sesriem) - 7. Солитер (Solitair) - 8. Сесриемский каньон (Sesriem Canyon) - 9. Бетта (Betta) -10. Хельмерингхаузен (Helmeringhausen)-11. Гоагеб (Goageb) -12. Зеехайм (Seeheim) -13. Горячие источники Ай-Айс (Ai-Ais Hot Springs) - 14. Фиш-Ривер каньон (Fish River Canyon) -15. Зеехайм (Seeheim) -16. Аус (Aus) -17. Людериц (Luderitz).










«Мы там были» © 2007